Через минуту его усилия увенчались успехом, а телефон все звонил и звонил. Христа ради, Мидж. Ну хватит. Телефон заливался еще секунд пятнадцать и наконец замолк. Джабба облегченно вздохнул. Через шестьдесят секунд у него над головой затрещал интерком. – Прошу начальника систем безопасности связаться с главным коммутатором, где его ждет важное сообщение.

Это кольцо – обман. – Червь удвоил скорость! – крикнула Соши.  – Штрафная санкция. На центральном экране прямо под извещением об ошибке ВР представила зрителям ужасающую картину. По мере того как рушилась третья защитная стенка, полдюжины черных линий, эти хакеры-мародеры, устремлялись вперед, неуклонно продвигаясь к сердцевине.

Острые раскаленные иглы впились в глазницы. Он уже ничего не видел и только чувствовал, как тошнотворный комок подкатил к горлу. Его крик эхом отозвался в черноте, застилавшей. Беккер не знал, сколько времени пролежал, пока над ним вновь не возникли лампы дневного света. Кругом стояла тишина, и эту тишину вдруг нарушил чей-то голос. Кто-то звал. Он попытался оторвать голову от пола. Мир кругом казался расплывчатым, каким-то водянистым.

И снова этот голос.

Беккер изо всех сил цеплялся за жизнь. Мотоцикл, виляя, мчался по газону и, обогнув угол здания, выехал на шоссе. Халохот, кипя от злости, побежал к такси. Несколько мгновений спустя водитель уже лежал на земле, с изумлением глядя, как его машина исчезает в облаке пыли и выхлопных газов. ГЛАВА 82 Когда мысль о последствиях звонка Стратмора в службу безопасности дошла до сознания Грега Хейла, его окатила парализующая волна паники.

Сьюзан в испуге взглянула на Хейла. Он стоял с безучастным видом, словно происходящее его никак не касалось. И это понятно, – подумала.  – Никакой вирус Хейла не волнует, он ведь отлично знает, что происходит с ТРАНСТЕКСТОМ. Но Чатрукьян стоял на. – Зараженный файл существует, сэр.

Боль в боку усилилась. Сверху слышался гулкий звук шагов, спешащих вниз по лестнице. Беккер закрыл глаза, стиснул зубы и подтянулся. Камень рвал кожу на запястьях. Шаги быстро приближались.

Что же предпринять. ГЛАВА 25 Городская больница закрылась для посетителей. Свет в бывшем гимнастическом зале выключили. Пьер Клушар спал глубоким сном и не видел склонившегося над ним человека. Игла похищенного у медсестры шприца блеснула в темноте и погрузилась в вену чуть выше запястья Клушара. Шприц был наполнен тридцатью кубиками моющего средства, взятого с тележки уборщицы. Сильный палец нажал на плунжер, вытолкнув синеватую жидкость в старческую вену.

Клушар проснулся лишь на несколько секунд.

Он успел бы вскрикнуть от боли, если бы сильная рука не зажала ему рот. Старик не мог даже пошевелиться. Он почувствовал неимоверный жар, бегущий вверх по руке. Нестерпимая боль пронзила плечо, сдавила грудь и, подобно миллиону осколков, вонзилась в мозг. Клушар увидел яркую вспышку света… и черную бездну.

– Он положил руку на плечо Чатрукьяна и проводил его к двери.  – Тебе не нужно оставаться до конца смены. Мы с мисс Флетчер пробудем здесь весь день. Будем охранять нашу крепость. Желаю веселого уик-энда.

Хотя создававшийся в обстановке повышенной секретности ТРАНСТЕКСТ стал плодом усилий многих умов и принцип его работы не был доступен ни одному человеку в отдельности, он, в сущности, был довольно прост: множество рук делают груз легким. Три миллиона процессоров работали параллельно – считая с неимоверной скоростью, перебирая все мыслимые комбинации символов.

Надежда возлагалась на то, что шифры даже с самыми длинными ключами не устоят перед исключительной настойчивостью ТРАНСТЕКСТА.

Этот многомиллиардный шедевр использовал преимущество параллельной обработки данных, а также некоторые секретные достижения в оценке открытого текста для определения возможных ключей и взламывания шифров. Его мощь основывалась не только на умопомрачительном количестве процессоров, но также и на достижениях квантового исчисления – зарождающейся технологии, позволяющей складировать информацию в квантово-механической форме, а не только в виде двоичных данных.

Момент истины настал в одно ненастное октябрьское утро.

Успокойся, Грег. Сирена продолжала завывать. – Но я же ни в чем не виноват. – Ты лжешь.

– Почему же вся переписка Северной Дакоты оказалась в твоем компьютере. – Я ведь тебе уже говорил! – взмолился Хейл, не обращая внимания на вой сирены.  – Я шпионил за Стратмором. Эти письма в моем компьютере скопированы с терминала Стратмора – это сообщения, которые КОМИНТ выкрал у Танкадо. – Чепуха. Ты никогда не смог бы проникнуть в почту коммандера. – Ты ничего не понимаешь! – кричал Хейл.  – На его компьютере уже стоял жучок! – Он говорил, стараясь, чтобы его слова были слышны между сигналами.

 – Этот жучок вмонтировал кто-то другой, и я подозреваю, что по распоряжению директора Фонтейна.

Я просто попал на все готовое. Поверь. Поэтому я и узнал о его намерении модифицировать Цифровую крепость.

BBA BEVERLY OSU In A New Relationship with Bimp